Непризнанные и частично признанные государства

     Государства — члены ООН, не имеющие признания со стороны по крайней мере одного государства — члена ООН      Государства — не члены ООН, имеющие признание со стороны по крайней мере одного государства — члена ООН      Государства — не члены ООН, имеющие признание со стороны лишь государств — не членов ООН      Государства — не члены ООН, не имеющие признания

Непри́знанные и части́чно при́знанные госуда́рства[~ 1] — политии, которые провозгласили себя суверенными государствами и обладают такими признаками государственности, как наличие названия (указываемого как официальное), атрибутов (государственных символов), населения, контроля над территорией, системы управления (включая руководство, органы власти, часто вооружённые силы) и права (включая конституцию и другие организационные документы), но в то же время не имеют дипломатического признания[1], а их территория, как правило, расценивается государствами — членами ООН как находящаяся под суверенитетом одного или нескольких государств — членов ООН[5]. Непризнанные и частично признанные государства могут характеризоваться не признающими их государствами и/или международными организациями как сепаратистские образования, отколовшиеся регионы либо оккупированные территории[6].

Нередко эти политии объединяют общим понятием «непри́знанные госуда́рства»[~ 1], однако такое обозначение является не вполне точным в случаях, когда такая полития получила определённое дипломатическое признание (пусть и незначительное) — в этой связи встречается выделение категории части́чно при́знанных госуда́рств[7], к которым относят политии, не имеющие возможности вступления в ООН, но признанные в качестве государств государствами — членами ООН[8][9] (хотя встречается и более узкое определение данного понятия[9]), таким образом, их участие в международных отношениях ограничено правовым полем признающих их государств.

Хотя Организация Объединённых Наций как таковая не обладает правом признания или непризнания государств[10], членство в ООН в современной системе международных отношений стало важнейшим символом всеобщего признания государственности, своего рода «золотым стандартом» международной легитимности[11][~ 2]. Вместе с тем государство может быть рассматриваемо как международно признанное и при нахождении вне рядов государств — членов ООН (как Швейцария до 2002 года)[13]. Кроме того, ряд государств-членов ООН[~ 3] не признаётся некоторыми другими государствами-членами ООН[15].

Непризнанные государства следует отличать от виртуальных государств — провозглашённых государствами образований, которые, однако, не имеют необходимых признаков государств.

  1. 1 2 Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка / ИРЯ РАН. М.: Азъ, 1992 — «Самопровозглашённый, -ая, -ое (офиц.). О государстве: провозгласивший себя суверенным, но не признанный мировым сообществом.»
  2. В широком значении под этот термин могут подпадать и такие политии, чьё право на независимую государственность широко признаётся, но фактически не реализуемо, сдержано «внешними державами» (в т.ч. в силу отсутствия контроля над заявленной территорией). Geldenhuys, 2009, p. 25; см. также о термине «квазигосударства». В узком — только частично признанные государства.
  3. Данным термином, впрочем, чаще обозначают государства, которые признаны, но утратили фактические признаки государства (Ker-Lindsay, 2012, p. 20). См. также несостоявшееся государство, виртуальное государство
  4. Ker-Lindsay, 2012, p. 16.
  5. Ker-Lindsay, 2012, p. 19: «93. Pegg offers the following definition of a de facto state: „de facto state exists where there is an organized political leadership which has risen to power through some degree of indigenous capability; receives popular support; and has achieved sufficient capacity to provide governmental services to a given population in a defined territorial area, over which effective control is maintained for an extended period of time. The de facto state views itself as capable of entering into relations with other states and it seeks full constitutional independence and widespread international recognition as a sovereign state. It is, however, unable to achieve any degree of substantive recognition and therefore remains illegitimate in the eyes of international society“. Pegg, International Society and the De Facto State, p. 26. Others have essentially concurred with this assessment. As John McGarry has stated, „De facto states are a result of a strong secessionist bid, on the one hand, and the unwillingness of the international system to condone secession on the other. They are regions which carry out the normal functions of the state on their territory, and which are generally supported by significant proportions of their population. They are not ‘de jure states’, because they are not sanctioned by the international order. Instead, other states and inter-state organizations, such as the mis-named United Nations, continue to recognize the authority of the state from which the secession occurred, even though its writ no longer runs in the breakaway region, and though its legitimacy is rejected by the region’s population.“ McGarry, 'Foreword', p. x».
  6. Неполноценные члены сообщества // Коммерсантъ
  7. Ker-Lindsay, 2012, p. 20.
  8. Маркедонов С. М. Уроки и последствия пятидневной войны в Южной Осетии (Лекция, прочитанная во Владикавказском институте цивилизаций 7 октября 2008 года)
  9. 1 2 Caspersen, 2011, p. 8: «4 What we refer to as ‘partial recognition’ includes what Geldenhuys (2009) has termed ‘paltry recognition’ and ‘patron recognition’. ‘Partial recognition’ is in Geldenhuys’ usage reserved for entities that have been recognized by a significant number of states. We appreciate the potential usefulness of more specific categories, but for the sake of simplicity we will stick to a single category».
  10. 1 2 3 О членстве // сайт ООН
  11. Ker-Lindsay, 2012, p. 130: «Although the United Nations cannot in itself confer recognition, UN membership has nevertheless emerged as the single most important symbol of general acceptance of statehood in the contemporary international system. Indeed, UN membership has come to be regarded as nothing less than the 'gold standard' of international legitimacy.2 One could even argue that UN membership has now emerged as the primary objective for any contested state, surpassing recognition by any single country or group of states.».
  12. Geldenhuys, 2009, p. 22: «Requiring a substantive decision by the Security Council (meaning the approval of all five permanent members) plus a two-thirds majority in the General Assembly, admission to full UN membership is tantamount to collective de jure recognition.112 The community of states thereby signals its readiness to treat the new member as a full-fledged state with all the attendant rights, duties and responsibilities, both within the UN and beyond».
  13. Geldenhuys, 2009, p. 22: «Although collective recognition is the hallmark of confirmed statehood, allowance should be made for states that choose to remain outside the UN, like Switzerland did until 2002, without compromising their full-fledged statehood.».
  14. Ker-Lindsay, 2012, p. 18).
  15. Ker-Lindsay, 2012, p. 18: «Secondly, there are a small number of states, that are members of the UN, but are not recognized by all the other members».


Ошибка в сносках?: Для существующих тегов <ref> группы «~» не найдено соответствующего тега <references group="~"/> или пропущен закрывающий тег </ref>